Палитра стыда. Зарисовки по фильму Стива МакКуина

by Be-Blogger Russia on: March 23rd, 2012

Стыдно, у кого видно. Видимо руководствуясь этой присказкой, режиссер Стив МакКуин решил обозначить главную проблему современного общества — либерализация наготы. Нет, сегодня нагота не так красива и аллегорична. Сегодня она обескураживает своей плоской семантикой, которая доступна любому.

В самом начале картины показаны тело и область гениталий Майкла Фассбендера, а точнее его героя Брэндона, который возлежит на белье цвета кобальта. Девушка, которую он встречает в метро, носит, берет такого же цвета. Вывод прост —  мужчина воспринимает физический секс, тогда как для женщины секс, а возможно и измена, происходит, прежде всего, в голове.

Отчасти этот фильм «Стыд» 2011 года перекликается с одноименной лентой  Ингмара Бергмана 1968 года. Однако вовсе не по сюжету, а цели раскрытия внутренних проблем индивидуума, который может измениться или раскрыться только в тех случаях, если в его жизни происходят радикальные изменения.

Аутентичная история современного мужчины, который боится перемен точно также как свою сестру, больную раком. Он всеми возможными способами отстраняет время встречи с ней, как будто сможет убежать от самого себя. Постоянная депрессия и односложность жизни современного клерка  — рак современного общественного устоя жизни мужчины.

Тема шляпы, как символа, прослеживается в течение всего фильма. Например, если берет синего цвета первоначально означал фривольность, вольнодумность, то красная шляпа сестры главного героя, обозначает проблему, опасность. Одевая эту шляпу на себя, Брэндон перенимает её проблемы.

Пронзительная сцена в ресторане. Он гладко выбрит и пьёт сухой Мартини с водкой, но вот песню ему поёт не Фрэнк, и поэтому он не весел, а плачет под звуки «New York, New York», блекло вылетающих из пухлых губ его сестры. Уже не мужчины правят миром, а женщины, которые знают это, но жалеют, что не вернуть время, когда атланты готовы были свернуть горы, ради их взгляда. Сегодня они плачут и гладко бреются, но не достигают и не завоевывают.

«Главное в отношениях — чтобы они были реалистичными. Ты серьезно? Ну да, конечно! Тогда почему мы здесь?!»

Парадокс всей современной социокультурной ситуации заключается в кратком диалоге Брэндона со своей коллегой после ужина. Он шутливо сравнивает себя с неандертальцем, но при этом хочет быть музыкантом из 60-х. А Мери Энн хочет жить здесь и сейчас. Вот в чём разница! Современные мужики перестали воспринимать реальность как необходимость. Она для них также необходима, как и мифическое осознание себя псевдо-неандертальцем.

«Я не идеальная. Я совершаю ошибки, но я пытаюсь.»

Вечная борьба небесно-голубого и скабрезно-красного особенно ярко проявляется в завершении фильма. Главный герой, находясь в блеклом свете электрички, в воспоминаниях идёт по кносскому лабиринту ночного клуба на зов тени Минотавра.

«Может быть мы оказались в плохом месте, где человеческая душа умирает?»

Красная точка в финале. Стыд.

 

leave your comment